+7 495968-14-39      

Опыт работы в России Международного комитета Красного Креста

6

Опыт работы в России Международного Комитета Красного Креста

Увы, в мире нет единой системы оказания ПП для лиц без медицинского образования. Так, например, в США стандарт оказания ПП для Вооруженных Сил – один, для полиции – другой, для спасателей – третий, для населения – четвертый, а в итоге пятьдесят штатов имеют собственные стандарты для каждой службы. На сегодняшний день самой известной в мире является система ПП американского доктора Питера Сафара, принятая за основу Международным Красным Крестом для медицинской подготовки насе­ления и спасательных служб.

Предложенная в начале 60-х годов прошлого столетия, она создана на базе комплекса сердечно-легочной реанимации В.А. Неговским. Термин «реаниматология» наш сооте­чественник предложил еще в 1938 году. Используя методику рос­сийского ученого, врачи и персонал спасательных служб успешно спасают сотни тысяч жизней в год.

П. Сафар свою систему начал использовать в Перу для обучения медицинских сестер и энтузиастов Международного Красного Креста. Но в той стране сорок лет назад не знали об эпидемиях ни  СПИДа, ни гепатита. Попытки внедрения данной методики в российских условиях сразу выявили целый ряд недостатков.

Первый недостаток
Неоправданно большая потеря времени на определение приз­наков потери сознания в случаях клинической смерти. Согласно данной методике, необходимо окликнуть пострадавшего вопро­сами: «Все ли у тебя в порядке? Хочешь ли ты со мной разгова­ривать? Даешь ли ты согласие на оказание помощи? Позволишь ли ты вызывать скорую помощь, пожарных, полицию? Не нару­шаю ли я твои права человека?». Если пострадавший не отвечает, то следует три раза громко похлопать в ладоши.

При отсутствии реакции на звуковые раздражители следует надавить на болевую точку. Если постра­давший не реагирует и на болевое раздра­жение – можно сделать вывод, что он без сознания. На опреде­ление признаков потери сознания по этой методике требуется не менее одной минуты.

Следует учесть, что в практике скорой помощи часто встречается ситуация, когда виновник несчастного случая, осознав всю тяжесть его последствий, пытается симу­лировать бессознательное со­сто­яние, либо невольно впадает в сопорозное состояние. Необосно­ванно большая потеря времени на обнаружение сознания у постра­давшего значительно снижает эффективность оценки его состояния.

Второй недостаток
Определение признаков дыхания как обязательное действие до начала оказания первой помощи пострадавшему в состоянии клини­ческой смерти включает три приема.
Прием № 1 – «Прислониться ухом ко рту пострадавшего и услышать шум его дыхания». В условиях российского про­изводства и тран­спорта  это затруднительно.

Прием № 2 – «Ощутить щекой тепло дыхания или увидеть запоте­вание зеркальца, поднесенного ко рту пострадавшего». Совершенно очевидно, что в условиях русской зимы этот эффект запотевания может отмечаться спустя несколько часов после на­ступле­ния биологической смерти.

Пример из личной практики: трое монтажников на зимней стройке обедают, а четвертый лежит с признаками биологической смерти. На вопрос: «Что произошло?» – последовал ответ, что час назад их товарищ коснулся оголенных проводов и потерял сознание. На вопрос, почему они даже не пытались его спасти, один из рабочих, держа отполированную до блеска пряжку солдатского ремня у рта умершего, ответил: «А зачем? Пряжка запотевает – значит ды­шит! А раз дышит – значит жив!».

Оценка состояния постра­давшего по этой методике в нашей стране часто приводит к трагедии: очевидцы не приступали к комплексу сердечно-ле­гочной реанимации потому, что не могли определить изначально нужна ли она вообще – жив человек или мертв.

Прием № 3 – «Увидеть подъем грудной клетки на вдохе». Однако, спокойное дыхание мало заметно даже при самом внимательном разглядывании, и тем более у человека в зимней верхней одежде. Таким образом, потеря времени на определение этого недосто­верного и трудно определяемого признака совершенно не оправ­дана в ситуации, когда каждая потерянная секунда может стать роковой. Эти недостатки в оценке состояния пострадавшего зна­чительно снижают ее эффективность.

Третий недостаток
Методика обязывает проводить комплекс сердечно-легочной ре­анима­ции по азбуке «ABC»:
А – Air way open, (восстановление проходимости дыхательных путей); В – Breathe for victim (искусственная вентиляция легких – про­ведение двух вдохов искусственного дыхания);
С – Circulation his blood (приступить к непрямому массажу сердца).

При этом изменять алгоритм ABC категорически запрещено по следующим соображениям: «без искусственной вентиляции лег­ких и поступления в кровь кислорода нет смысла приступать к непрямому массажу сердца». Этот на первый взгляд логичный принцип в России приводит  к массовому отказу очевидцев от проведения реанимации и тысячам потерянных жизней. Причина  проста – методика не учитывает психологии обыкновенного чело­века.

В российской реальности, когда страну захлестнула волна наркомании, СПИДа, гепатита, алкоголизма и бродяж­ничества, любой законопослушный гражданин оказывается перед сложной дилеммой в ситуациях, когда контакт со слизистыми пострадавшего несет угрозу для спасающего (салфетки и но­совые платки не ограждают от проникновения инфекции, не защищают от запаха, рвотных масс, слюны и крови). Либо он должен нарушить УК РФ (ст. 125. «Оставление в опасности»), если не сделает вдоха искус­ственной вентиляции способом «изо рта в рот», либо рисковать не только своей жизнью и здоровьем, но и подвергать риску заражения СПИДом, гепатитом, сифи­лисом себя и своих близких.

Еще в 1965 году сподвижник П. Сафара, Т. Элам отмечал, что главными причинами отказа от респираторных методов ИВЛ «изо рта в рот» или «изо рта в нос» были брезгливость и эстетические соображения. Термин «брезгливость» в меди­цинском понимании – это чувство самосохранения. Как пра­вило, наши сограждане вы­бирают третий и единственно спаси­тельный для них вариант – «Ничего не видел! Меня там не было! Ничего не умею!».

Таким образом, эта методика в условиях России оказалась источником формального отношения к про­блеме. Ее прекрасно демонстрируют энтузиасты Красного Креста на своих занятиях, красиво ре­клами­руют дилеры фирмы «АМБУ» (Ambu) на выставках, а реальность нашей страны показывает массовый отказ очевидцев от оказания первой медицинской помощи на месте происшествия, потому что методика полностью игнорирует «ФАКТОР пси», а без учета психо­логического фактора поведения в экстремальной ситуации вероят­ность оказания ПП невелика.
Таким образом, методика Красного Креста послужила причиной массового отказа от оказания первой помощи.


 

7

Четвертый недостаток.
Методика предусматривает согласованность действий двух спа­сающих, при этом им рекомендуется располагаться  друг на­против друга. На практике такое их расположение часто приводит к стол­кно­вению головами, а максимальное время проведения реанимации вдвоем не превышает 10-15 минут, что явно недоста­точно для прибытия бригады медиков. Методика полностью игнорирует физи­ческие возможности очевидцев и не учитывает «ФАКТОРфиз», что снижает эффективность СОО ПП. 

Пятый недостаток
Согласно методике Красного Креста, спасающий реально сможет сделать вдох ИВЛ только через 1-2 минуты после начала оценки состояния постра­давшего, а нанести прекардиальный удар кулаком по грудине  и приступить к непрямому массажу сердца – не ранее чем через 2-3 минуты. Если учесть, что прекардиальный удар эффективен только в течение первой минуты после остановки сердца, то понятно, почему данный метод потерял смысл — из-за упущенного времени он потерял всякий смысл.

Однако Н.И. Пирогов еще в годы Крым­ской войны (1853-1856 гг.) описал несколько случаев успешного оживления тяжело раненых солдат после сотрясения грудной клет­ки.

Пятнадцатилетний опыт ра­боты выездных бригад Центрального эвакопункта МПС России (1982-1997 гг.) свидетельствует, что в 70-90% случаев клини­ческой смерти после нанесения прекарди­ального удара сердечная деятельность восстанавливалась. Особенно эффективно исполь­зование удара в первую минуту после ис­чезно­вения пульса на сонной артерии и в случаях поражения электри­ческим током. (С 1984 года фельдшеры здравпунктов вокзалов и депо Москвы были обучены его применению). Учитывая, что наибольшее количество смертельных исходов из-за остановки сердца при несчастных случаях в условиях рос­сийского производства приходится на поражение электрическим током,  эта методика в России до­ста­точно неэффективна.

Шестой недостаток 
Кроется в несовершенстве используемых тре­нажеров. Широко распространенные на курсах Московского об­щества Красного Креста тренажеры фирмы «Ambu» не имеют интерактивного изменения реакции зрачков и пульса на сонной артерии и не могут адекватно имитировать признаки «уми­рающего и оживающего» человека в процессе реанимации. В этом случае игнорируется приобретение навыков оказания пер­вой помощи в условиях реальных ситуаций. Навыки можно оценить только субъ­ективно, а не по достигнутому эффекту «оживления» постра­дав­шего. Эти недостатки значительно сни­жают эффективность эле­ментов: «ПОСОБИЯ», «ПРОЦЕСС» и «КОНТРОЛЬ».

 

Причины низкой эффективности  методик П. Сафара и Красного Креста в условиях Российской Федерации отражены в нижележащей схеме:


Как видно в приведённой схеме, методики обучения П. Сафара и Красного Креста в условиях Российской Федерации более, чем несосотятельны.

 


© «ШКОЛА В. Г. БУБНОВА», 2017 ТЕЛЕФОНЫ: АДРЕС: E-MAIL: КУРСЫ ПЕРВОЙ ПОМОЩИ
+7 (963) 653-97-82
+7 (495) 968-14-39
г. Москва, Щелковское шоссе, д. 100,
корп. 6
info@spas01.ru
vbubnov@spas01.ru