+7 495968-14-39      

Директор

Валерий Георгиевич Бубнов

Доктор медицинских наук,
член-корреспондент Академии военных наук,
академик международной Академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности в ассоциации ООН,
директор Национального центра обучения навыкам оказания первой помощи
«ШКОЛА БУБНОВА».

 За создание системы массового обучения навыкам
оказания первой помощи награждён:

  •  двумя Золотыми медалями ХХVIII и ХХХVI Международных салонов инноваций
    и изобретений в Женеве (Швейцария) в номинациях «МЕДИЦИНА», «СПОРТ И ЗДОРОВЬЕ»;
  •  двумя Золотыми медалями международного конкурса «НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ»; 
  •  четырьмя золотыми медалями «ЛАУРЕАТ ВВЦ»;
  • почётным нагрудным знаком МЧС России «ЗА ЗАСЛУГИ».

По разработанным  В.Г. Бубновым инструкциям и учебным пособиям обучено:

·         более 2 000 000 энергетиков, нефтяников, металлургов и других специалистов опасных
видов производства;

·         около 5 000 спасателей МЧС;

·         более 4 000 экипажей воздушных судов Гражданской авиации;

·         около 500 сотрудников Госавтоинспекции;

·         более 40 000 сотрудников  МВД и ФСБ;

·         около 5 000 бойцов спецподразделений различных структур;

·         более  10 000 преподавателей школ, колледжей и вузов;

·         более 100 000 школьников и студентов.

 

За тридцатилетний период практической, научной
и педагогической деятельности  созданы:

  1. Противошоковый комплекс «КОКОН-ВПК». Патент РФ №2166307.
  2. Атравматичный  кровоостанавливающий жгут врача Бубнова («АЛЬФА»). Патент РФ № 2106118.
  3. Складная шина для иммобилизации шейного отдела позвоночника. Патент РФ № 2169546.
  4. Вакуумный матрас повышенной  степени иммобилизации «КОКОН». Патент РФ № 2166306.
  5. Индикатор сердечных сокращений. Патент РФ № 2167598.
  6. Датчик болевого воздействия. Патент РФ № 218762.
  7. Робот-тренажер «ГОША». Патент РФ № 2200979.
  8. Робот-тренажер  «ГЛАША». Патент РФ № 2200986.
  9. Робот-тренажер «ГЕОРГИЙ».
  10. «Первая помощь в экстремальных ситуациях».  МВД России  Это пособие получило личное одобрение В.В. Путина, что отражено в поручении  Президента РФ №126 от 26.01.02.
  11.  «Памятка спасателя» МЧС России.
  12. «Межотраслевая инструкция по оказанию первой помощи при несчастных случаях
      на производстве»  Министерство труда и социального развития РФ.
  13. «Инструкция по оказанию первой помощи при несчастных случаях на производстве»
      (РД 153-34.0-03.702-99) Минтопэнерго и РАО «ЕЭС РОССИИ».
  14. «Оказание первой медицинской помощи на борту воздушного судна»
      Служба гражданской авиации Министерства транспорта РФ.
  15. «Медицинская подготовка экипажей воздушных судов».
    Служба гражданской авиации  Министерства  транспорта РФ.
  16. «Основы медицинских знаний»   Федеральный учебник.
  17.   «Атлас добровольного спасателя»
  18.   «Атлас Инспектора ДПС» по оказанию первой помощи» Госавтоинспекция МВД России.
  19. Атлас первой помощи в условиях проведения антитеррористических операций.
  20. Система массового обучения навыкам оказания первой помощи.
  21. Новый вид спорта и методика массового обучения навыкам оказания первой помощи «ЛАЙФРЕСТЛИНГ».

 

ЦИТАТЫ ИЗ ИНТЕРВЬЮ В.Г. БУБНОВА 

 

 

 

 


 


 

 

 

 

«Я ВСЕХ ДОВОЗИЛ ЖИВЫМИ»

Как врач «скорой» стал главным по медицинской подготовке силовиков 

От травм, полученных в результате несчастных случаев, ежегодно погибают около миллиона россиян, причем несовместимые с жизнью повреждения получают только 15–20% пострадавших. «Остальные могли бы выжить, если бы кто‑то не прошел мимо», – делает вывод бывший врач скорой помощи Валерий Бубнов. Он уже более 20 лет руководит собственной школой, где учит спасать людей, а для наглядности процесса наладил производство специальных роботов‑тренажеров. Среди его клиентов – силовые ведомства, крупные производственные компании и сотни частных лиц.

 

«СКОРОЙ» В ШКОЛУ

Весной, при температуре воздуха +2°, с моста на мелководье упал легковой автомобиль. Пострадавших четверо – две девушки, подросток и грудной ребенок. Водитель машины уже вынес их на берег, и теперь одна из девушек стонет от сильных болей в правой ноге: в области голеностопного сустава увеличивается отек. Другая девушка лежит на спине и не подает признаков жизни.  

Младенец неподвижен, его лицо синеет, рот часто и широко открывается, но крика нет. Подросток лежит на спине без признаков жизни, возле его правой ноги – большая лужа крови. Когда к мальчику вернется сознание, он будет жаловаться на боли в области таза, а из бедренной артерии забьет фонтанирующая струя крови.  

Ситуация критическая, но из‑за сильной заболоченности берега бригада скорой помощи не может подойти к пострадавшим ближе чем на 50 метров. 

Это стандартная ситуационная задача учебно‑тренировочных сборов в национальном центре обучения навыкам оказания первой помощи «Школа Бубнова». 

Контрольное время исполнения – пять минут. Команда из четырех человек должна оказать помощь всем пострадавшим в ДТП и доставить к месту расположения бригады медиков (за линию старта‑финиша). В роли пострадавших – специальные роботы‑тренажеры, разработанные для обучения навыкам реанимации. 

За процессом следит сам Валерий Бубнов – член Международной академии наук экологии и безопасности  в ассоциации ООН, обладатель многочисленных международных наград в области изобретений, инноваций и обучения навыкам оказания первой помощи. Теорией и практикой медицины катастроф он занимается около 30 лет, и за это время по его методикам было обучено около 2 млн. работников опасных видов производства и транспорта, более 40 тысяч сотрудников ФСБ, МВД и МЧС и около 100 тысяч студентов и школьников. 

Сам Бубнов оказанию первой помощи обучался по старинке – работая на «скорой».  Туда он пришел студентом третьего курса ММСИ им. Н.А. Семашко в середине 70‑х. «Это была чудесная школа, – вспоминает врач. – Я оказался в очень интересной должности и. о. фельдшера, ее нельзя было даже записать в трудовую книжку. Студенты лечебного факультета имели право подрабатывать в этой должности на скорой помощи, и после окончания вуза мы должны были еще пять лет там проработать. Это была прекрасная практика». 

После института Бубнов работал врачом на подстанции скорой помощи в НИИ им. Н.В. Склифосовского, там же закончил ординатуру и получил специализацию по кардиореанимации. В 1983 году он перешел в систему Министерства путей сообщения, где работал уже исключительно на реанимобилях. «Коллеги называли меня талисманом, потому что с 1982 года у меня перестали умирать больные. Я действительно всех довозил живыми, хотя в реанимации, как правило, теряют до 30%», – говорит врач. Неудивительно, что вскоре Бубнов стал главным специалистом медподготовки всех служб МПС СССР и параллельно, «на общественных началах», готовил учебники и программы для фельдшеров скорой помощи.  

ШТАТСКИЙ СОВЕТНИК

Многие идеи для своих методик Валерий Бубнов позаимствовал из опыта силовых структур, с которыми всегда активно работал. В спецназе использовались очень интересные методики, вспоминает врач. Например, как с одного взгляда получить максимум информации или минимальными действиями достичь максимального эффекта.

В 80‑е Бубнову было предложено поучаствовать в создании именно такого учебника – по медицине катастроф, но с учетом наработок спецслужб. Суть разрабатываемых тогда методик Валерий Бубнов формулирует не по‑штатски лаконично: «Пострадавших много, нас, врачей, – мало. Надо в кратчайшее время взять информацию о состоянии каждого пострадавшего – живой или нет. Затем минимальным количеством действий сделать так, чтобы все подопечные дожили до прибытия основного эшелона помощи». 

Вообще, Валерий Бубнов убежден, что очевидцу несчастного случая достаточно владеть пятью навыками оказания первой помощи и знать пять‑шесть ситуаций (состояние клинической смерти, комы, опасного для жизни кровотечения, попадания на кожу и в глаза агрессивных жидкостей и термических ожогов), чтобы в реальности спасти и сохранить жизнь пострадавшего до прибытия медицинского персонала. 

На занятиях Бубнова эти навыки отрабатываются до автоматизма.

В Минздраве к тому времени осознали необходимость систематизации всех накопленных знаний в сфере медицины катастроф и приступили к научной и практической разработке этой проблемы. «Уже тогда было понятно – что‑то может пойти не так, какие‑то катастрофы будут происходить», – констатирует сейчас Бубнов. Заказ на создание учебника был получен в 1985 году. До аварии на Чернобыльской АЭС оставалось несколько месяцев.

Учебник был окончательно готов только к 1991 году. Уже был набран его сигнальный экземпляр, но тут все изменилось. С распадом СССР союзное министерство было ликвидировано, а министерство республиканское преобразовано в Минздрав Российской Федерации. Команды управленцев, курировавших создание учебника, просто не стало. 

 

«Пришла новая волна чиновников – со счетчиком в глазах, – вспоминает Бубнов. – Через две недели меня вызывает одна такая мадам. Перед ней лежит «сигнал» учебника, и она мне заявляет: «Тут стоит гриф Минздрава СССР, а теперь есть РФ, грифуйте по новой». И предложила заплатить за эту процедуру весьма приличную мзду. Ну откуда такие деньги у меня – врача скорой помощи?! Мы мило поговорили – и расстались».

В итоге учебник был опубликован в 1997 году, но уже по инициативе Минобразования и МЧС. К тому времени отрывки из него публиковались в отдельных брошюрах, газетах, специализированных журналах, и спасатели даже в отсутствие единой книги хорошо знали все ее главы, говорит Бубнов. Решающим оказалось мнение главы МЧС. Шойгу увидел «сигнал» учебника на выставке «Средства спасения-95» и поручил своему медицинскому управлению издать учебник, убрав из него названия лекарств и сложные медицинские термины. 

МЧС, кстати, стало одним из постоянных заказчиков Бубнова – тренируются сотрудники ведомства именно на его роботах‑тренажерах. Их разработкой и производством врач занимается с середины 90‑х. В роли подростка из той самой задачи по ДТП выступает тренажер Гоша – «симпатичный сорванец с печальными зелеными глазами», по определению своего создателя. Выполненная из пластизоля кукла ростом 120 см и весом 12 кг позволяет обучить всем необходимым навыкам реанимации – непрямому массажу сердца, правильной технике перекладывания с земли на носилки, искусственной вентиляции легких, наложению повязки и шины. 

Если реанимация проведена успешно, у Гоши появятся пульс на сонной артерии и реакция зрачков на свет. При этом все успешные и ошибочные действия спасателей отмечаются на грудной клетке робота с помощью световой индикации. Ошибок, на выявление которых запрограммирован робот, можно совершить много. Например, если кровотечение не остановить в течение двух минут с помощью прижатия или жгута, то пульс на сонной артерии исчезнет. Сигнал зуммера сообщит о полной потере шанса на спасение, и робот «умрет» от невосполнимой потери крови. Говорят, что Гоша был любимой куклой Сергея Шойгу. А вот с Минздравом у Бубнова и его роботов отношения так и не сложились. 

ТЕНДЕР НА ТРАВМЫ

Школой обучения навыкам первой помощи Валерий Бубнов руководит с середины 90‑х, и за это время она сменила несколько названий и адресов. «Каждый центр существовал год‑два. Потом приезжала комиссия, чаще всего из Минздрава, и находила какие‑то нарушения», – объясняет врач.

В списке организаций, обучивших и обучающих своих специалистов в «Школе Бубнова», более 100 компаний и ведомств, начиная с Управления делами президента и Таможенной службы и заканчивая «Лукойлом» , «Аэрофлотом» и Посольством Великобритании в Москве и Питере.  Однако этот бизнес, по словам Бубнова, больших доходов не приносит. Возможно, из‑за принципов и правил, которые он сам же установил.  

Например, вместо того чтобы проводить семинары для нескольких сотен сотрудников, Валерий Бубнов набирает в группы всего 15 человек. Взнос с каждого – по 16 тысяч рублей. За 102 академических часа он готовит из них инструкторов первой помощи, которые затем  «масштабируют» полученные навыки в своем ведомстве. Несколько сотрудников РАО «ЕЭС России», прошедшие такую подготовку, создали внутри компании 400 обучающих центров и подготовили 800 тысяч работников. Смертность в результате производственных травм за четыре года сократилась на 50%. 

Сверхдоходов не приносит и продажа роботов‑тренажеров. «В тендерах не участвуем. Взяток или откатов не даем. Свидетельства не продаем», – предупреждает сайт компании. «Нам тендеры не по зубам из-за колоссального количества бюрократических препон и непонятных условий и требований, – объясняет директор  «Школы Бубнова». – К тому же в них заложен механизм откатов. Я не умею давать откаты. А не умею я этого, потому что боюсь. А боюсь, потому что не умею. Была куча историй – что мы входим на торги, а там уже без нас обо всем «договорились». 

Сложившаяся система закупок учебных пособий и тренажеров не учитывает мнения преподавателей, которые с этой продукцией будут работать, добавляет Бубнов. Решение о закупке принимают чиновники, которые далеки от проблем реального обучения и поэтому руководствуются лишь формальными характеристиками изделия – габаритами, массой, источниками питания и ценой.  

Кроме того, иногда государственные заказчики требуют от поставщиков наличия лицензии на медицинское изделие, что, как считает Бубнов, само по себе нонсенс. «Пусть производители таких  «лицензированных»  тренажеров предоставят протоколы клинических испытаний и приведут хотя бы один факт чудесного исцеления с помощью куклы, чтобы не попасть под определение «обман и мошенничество», – говорит врач. 

 В итоге за год компания продает не более 100 тренажеров. Каждый из них стоит в среднем около 100 тысяч рублей. «Это продажная стоимость, а ведь есть же еще затратная часть», – предупреждает Бубнов, отмечая, что себестоимость робота – «это военная тайна». 

Особая статья расходов Бубнова – это аренда учебных площадей. Для полноценного проведения занятий ему требуется не менее 400 кв. м. В итоге аренда съедает практически все деньги, полученные школой за курсы. «Чиновники Москвы приравняли нас к торговцам шмоток и спиртного – вокруг нас различные склады этой полезной продукции», – говорит Бубнов о своем офисе, расположенном недалеко от МКАДа.

 

РЕБЯТА ЛОВЯТ ЛАЙФ

«На машину и дачу хватило с трудом, – говорит о своих заработках Валерий Бубнов. – Почти все деньги, которые приходят, я опять пускаю на создание новых учебных пособий – мне просто интересно это делать». Сейчас эти деньги идут на развитие лайфрестлинга – прикладного командного вида спорта, который придумал сам Бубнов.

Как это выглядит? Команды соревнуются в спасении роботов, «пострадавших»  после несчастного случая – на воде, производстве, в дороге, походах или после теракта. Необходимый инвентарь – роботы‑тренажеры, аптечка, вакуумный матрас, ковшовые и плащевые носилки, учебный дефибриллятор и секундомеры. 
Суть лайфрестлинга в том, что даже без специальных медицинских знаний любой желающий может освоить самые важные навыки первой помощи.

Мечта Бубнова – сделать лайфрестлинг доступным «всем слоям населения и учащейся молодежи». Взнос с одного участника соревнований достигает около 6 тысяч рублей и включает в себя оплату гостиницы, питания и аренды зала. Спонсоров у проекта пока нет. Почему создатель методик медицинской подготовки элитных спецподразделений и спасателей МЧС не смог построить большого бизнеса? Сам руководитель  «Школы Бубнова» считает, что все дело в приоритетах. «Я просто не человек бизнеса, не человек денег»  – говорит Бубнов.

 

  Кирилл Седов

 


 

  

Д о б р о х о т 
(Портрет)
  

Врач “скорой” пришел в школу, чтобы оказать ей неотложную помощь...

При фанатичной самоотдаче талантливый, бескорыстный человек пребывает у разбитого корыта. Но разве может быть иначе в обществе, где власть соседствует с криминалом?  Во времена беспредела, стихийных бедствий, братоубийственных войн доктор Бубнов предлагает всем нам стать под знамена Армии Спасения. Пора немедля, еще в школе, полагает он, обучать каждого навыкам экстренной помощи: жертве ли автодорожной катастрофы, наркоману, алкоголику, самоубийце...  

...Говорит он торопливо, сбивчиво. Десять раз кряду произносит: "И последнее, самое важное...» А потом - опять на полчаса. Приходится давить в себе растущее нетерпение, дожидаясь, пока Валерий выговорится. Он и сам признает свой грех и не обижается, когда, не всегда терпеливая, я прерываю его на полуслове.

Но Бубнов из породы людей, к себе безжалостных. Сегодня он почти умеет быть кратким.

Бороться за жизнь человека обязаны врачи. И они пытаются это делать. Однако в экстремальной ситуации секунды тянутся оглушительно медленно. Жертва того и гляди испустит дух, не окажи мы ей помощи.

Но какой она должна быть? (Мы действительно не имеем ни малейшего представления о единственно верном алгоритме поведения, когда счет чужой жизни идет на минуты, мысленно соглашаюсь я с доктором). А он раскручивает свой монолог.

Наглядный пример?! Человека сшибла машина.

(И я вспоминаю, как недавно из окна автобуса видела девочку двенадцати - одиннадцати лет, откинутую к обочине).   Пострадавший лежит на спине без движения Подбегают люди, суетятся.  Но что они делают? Заключаю пари: первое побуждение  -  положить бедняге под голову хотя бы валяющуюся тут же на дороге сумку. «Так ему удобнее», - полагает большинство.  И совершает роковую ошибку. Еще опаснее - перетаскивать жертву с места катастрофы.

 А что же надо делать?! Вот об этом и задумал Бубнов написать книгу: доходчивый учебник-самоучитель с наглядными картинками. Чтобы не оставлять гипотетического умирающего без помощи, забегаю вперед и прощу запомнить:

Недопустимо!
1.Оставить его одного.
2.Поворачивать на бок   при   отсутствии пульса   на сонной артерии.
3.Придавать его голове возвышенное   положение.

Необходимо!
1.Убедиться в наличии пульса    на сонной артерии и реакции   зрачков на свет.
2.Как можно быстрее повернуть  на бок или живот.
3.Очистить платком или салфеткой ротовую полость.
4.При кровотечении наложить  кровоостанавливающие жгуты,  давящие повязки или пережать   кровоточащий сосуд рукой.
5. Вызвать «скорую»...
Сделать это возможно,  было бы желание помочь. 

Но несчастные случаи на дорогах оканчиваются смертью не столько из-за тяжести травмы (на ее долю падает всего лишь f5 процентов смертей), утверждает статистика, сколько из-за безграмотности и безучастности очевидцев. (70 процентов смертного исхода!)

Алгоритм шагов во спасение был мною взят из анонсов книги Бубнова "ОСНОВЫ МЕДИЦИНСКИХ ЗНАНИЙ. 9-11. Спаси и сохрани». Но не только самоучитель задумал подарить нам автор. Он возмечтал об универсальном комплексе дистанционного обучения первой помощи: учебнике, видеофильмах, компьютерных видеопрограммах, комплекте своеобразных опорных сигналов в информационных таблицах-плакатах и роботе-тренажере “Гоше”.

Симпатичный подросток обязан реагировать электронной начинкой на любое наше верное или неверное движение, вплоть до слезинки из глаз.

Когда я впервые услышала обо всем этом от врача "Скорой помощи», а Валерий прослужил там верой и правдой больше десяти лет и его, что называется,  уже взяло за горло наше "опасное" милосердие, я восприняла его слова недостижимой при жизни автора мечтой.

Но мечта была прекрасна, а сам Валерий искренен в стремлении учить деятельному милосердию. И я согласилась составить ему компанию. Ведь ко мне обращался мой учитель! Разочаровавшись в журналистике — больно много она выплеснула в перестроечные годы эдаких смельчаков, которым ничего не стоило публично оскорблять и поносить людей, еще вчера находящихся вне критики, я решила отправиться за специальностью в медицинское училище.

 Это была самая длительная командировка

Лавиной обрушилась на меня и новых моих знакомых - механиков, технологов, полиграфистов, уволенных по сокращению штатов и отправленных биржей труда на переобучение, информация,  что называется, из другой оперы. Анатомия и физиология, фармакология и сестринское дело, хирургия, педиатрия; внутренние болезни,  основы реанимации...

Переварить все это помог случай. Экспериментальный курс необходимых медицинских знаний для понимания угрожающих жизни состояний и навыков оказания экстремальной помощи при этих состояниях мы получили из рук его авторов — Валерия Бубнова и Натальи Бубновой, профессионального педагога медицинского училища.

Они упорядочили, расставили по полочкам сваленные в наши головы сведения и научили их вовремя извлекать.
Могла ли я не согласиться поработать с Бубновым в его фирме «МЕДИЦИНА СПАСЕНИЯ ГАЛО»? Хотя фирмы в общепринятом смысле не было. Нет ее и теперь: ни помещения,  ни штатного расписания, ни зарплаты. Всего лишь энтузиазм, подогреваемый великими проектами, и любопытство.

Очень уж  хочется посмотреть, что же из этого выйдет.

Мы работали столько, сколько каждый из нас мог себе позволить. Ведь были еще семья, дети и вечны,. сегодня особенно трудный, вопрос о хлебе насущном, но прощу вас не осуждать доброхота. Потому что делающий почти все сам, своими руками, своей головой трудяга Бубнов никогда не был и не будет халявщиком.

 Одна за другой воплощались мысли фантазера: компьютерный класс, компьютерные программы,  видеоклипы,  симпатичный Гоша...

 Но что никак не удается доктору - так это извлекать из своих трудов хотя бы деревянный рубль.

 Доходит до курьеза: бубновские плакаты предприимчивые дельцы, не заплатив автору рубля гонорара,  ему же и продают. Не дремлет и налоговая инспекция, обирая изобретателя до нитки. Нет, не смог наш доброхот стать коммерсантом. При фанатичной самоотдаче талантливый, бескорыстный человек пребывает у разбитого корыта. Но разве может быть иначе в обществе, где власть соседствует с криминалом?

Потенциальный заказчик Бубнова - школа в самом широком смысле этого слова  -  его не отвергает. Программа доктора одной из первых была рекомендована по предметам «Основы медицинских знаний», «Основы безопасной жизнедеятельности». И, надеемся, совсем скоро учебник «Спаси и сохрани» появится в классах вместе с комплектом информационно-обучающих плакатов. Но компьютерные программы российской школе, униженной бедностью так, как она не была унижена,  наверное, за все годы своего существования,  не по карману.

Цена самой видеопрограммы при ее приличном техническом уровне невелика, всего 250 условных единиц.

 Но в классе должен быть компьютер. Опыт таких уроков в московской школе доставил обеим сторонам приятные переживания.   Эксперимент поразил подростков наглядностью,  а главное, практической пользой. Да что там подростков! На факультете повышения квалификации Российской государственной академии физической культуры уроки доктора вызвали не меньший интерес,  хотя в роли учеников были преподаватели и даже профессора академии.

Решением научно-методического совета курс Бубнова введен в число специальных дисциплин для студентов третьего года обучения.

А как же иначе? Разве уроки физкультуры, освобождающие детскую энергию, не зона повышенного риска? И разве их преподаватель не обязан знать от и до алгоритм первой помощи? А спасатели?!

  Не случайно министр Сергей Шойгу, познакомившись с доктором на одной из выставок, обязал сделать то же самое своих подчиненных. Результат: среди учеников врача «Скорой помощи» немало квалифицированных российских спасателей. 

Первый компьютерный класс появился в том самом медицинском училище,  где я была великовозрастной студенткой.

И поначалу все вроде бы складывалось удачно. Но не прошло и года... Новация оказалась хлопотной и пришлась не по душе директрисе. Класс закрыли. Несмотря на то, что значение действующей модели образования двадцать первого века, как называют детище Бубнова профессионалы, для подготовки квалифицированных медсестер трудно переоценить.

На международной выставке «Медицина" 95" желающие «оживить» Гощу выстраивались перед стендом «ГАЛО» в очередь. После краткого инструктажа они приступали к сердечно- легочной реанимации. Компьютер отслеживал каждый шаг, воспроизводя на цветном мониторе реакцию «Гошиного нутра». Когда воздух достигал. наконец, легких, восстанавливалось прерванное дыхание, сердце начинало биться,  а Гоша открывал глаза, зрители радовались, как если бы наблюдали акт истинного спасения. Успех русского Гоши был ошеломляющим. Чего не скажешь про его зарубежного соперника. Не обладающий и половиной Гошиных возможностей, он был оценен создателями вместе с компьютерной системой в шестьдесят тысяч долларов.

 А надежный, простой в эксплуатации Гоша с комплексом компьютерного обучения - всего за пять. Гоша иностранца посрамил: неконкурентную модель убрали. Но это на выставке. А в жизни будущих медсестер компьютерного класса лишили. И они, как и мы в свое время, набивают руку, всаживая иглы в резиновые муляжи ягодиц. Нет, я не против. Отрабатывать технику инъекций сестрам необходимо. Но присутствие умницы Гоши в компьютерном классе позволило бы решать куда более важные задачи и сделало бы честь любой медицинской школе,  включая зарубежную.

Аналогов бубновской модели пока нет. Мы же уникальный эксперимент прерываем.

Похоже, слова "отечественный» мы уже стыдимся. Любопытно, что на той самой выставке, где отличился Гоша, солидные экскурсанты, сопровождаемые свитой подчиненных, Гошу воспринимали не иначе как иностранца - то ли японца,  то ли израильтянина.  Это при живых и славных родителях  -  российском предприятии АОЗТ "Альфапластик" и Бубнова!

Время идет. Кто поможет Гоше обучать нас милосердию не только на выставках и не только в единичных экземплярах? Раньше можно было рассчитывать на благотворительность отечественных предприятий,  прочно стоящих на ногах. Так поддержим доброхота хотя бы своим одобрением и сочувствием.

В очередной, третий по счету учебный комплекс Бубнова заглядывают иностранные граждане: из Австрии, Великобритании, Эстонии, Бразилии, Австралии, Индии и Израиля.

Программу русского доктора рекомендует ЮНЕСКО. Если мы не можем создавать условия для нормальной работы, надо готовиться к тому, что в один прекрасный день Гоша поменяет гражданство.

  Вместо эпилога.  

Когда мы виделись в последний раз, я задала Валерию несколько традиционных вопросов: о семье, детстве, выборе профессии. Выяснилось, что отец оставил семью, когда Валерке было два года. Мамы он лишился в одиннадцать лет. Умерла от сахарного диабета. Болела тяжело, подолгу лежала в больницах.  Валерий, по собственному признанию, рос сорванцом на улицах Соколиной горы, среди бараков и помоек.   Любимым занятием было жечь костры. Старшие поручали ему следить за огнем. Отсюда и детское прозвище «Уголек».

Однажды директор привел озорника - первоклассника на урок физики. Изучали трение. Мальчишке опыт понравился. Он решил его «повторить». Запасся двумя бидонами подсолнечного масла и вместе с приятелем добросовестно смазал трамвайные рельсы. Эффект вышел потрясающий. Колеса вращались, а вагоны стояли, как вкопанные. Движение было приостановлено на полчаса. Милиция быстро нашла злоумышленников и отправила в специальную школу.

После смерти матери жил с тетей в Подольске. Учился в художественной школе. В четырнадцать лет удостоился персональной выставки. В пятнадцать кисти забросил, картины раздарил. В девятом-десятом нагонял упущенное.  Не давала покоя мысль - можно ли было спасти близких? Так определился выбор профессии.
Со второго курса сочетал учебу в институте  с работой на «Скорой помощи». Все остальное вы уже знаете.

«И последнее, самое важное»... Слово «доброхот» использовано в его первоначальном смысле - радетель, благожелатель, покровитель.

Софья КНИЖНИК 


 

 

 

 

О Гоше, готовым умереть за нас   

Гоша лежит на полу, ни жив ни мертв, не в силах подняться или хотя бы пошевелить рукой. В состоянии, считайте, клинической смерти. Он погибнет окончательно, если рядом не появится кто-то, знакомый хотя бы с простейшими приемами реанимации. Вмешательства самоуверенного дилетанта Гоша не перенесет. Одно неверное движение -  и при неудавшейся попытке оживить на экране компьютера появится свидетельство о его смерти: "Гоша умер".  Зато, если помощь окажется эффективной, экран воскликнет от имени спасенного: "Спасибо! Я жив!"

Гоша - не человек, а кукла с электронной начинкой. Точнее - имитатор, медицинский тренажер. Кого же он имитирует? Многих. Тех, кто попал в беду. Оказался между жизнью  и смертью. Подходи и действуй. Учись оказывать первую помощь. Упражняться можно сколько угодно, не боясь ошибиться. Гоша так запрограммирован своим создателем - Валерием Георгиевичем Бубновым, доктором медицинских наук, проработавшим более двадцати лет врачом скорой помощи.  Комментируя и корректируя ваши действия, Гоша будет сигнализировать о своем состоянии - сверканием лампочек, меняющимися размерами зрачков.  Он готов даже умереть, лишь бы, потренировавшись на нем, вы спасли при случае того, кто стал настоящей жертвой трагических обстоятельств. Для Гоши смерть безопасна. Она - ненадолго. Всего на несколько минут. Затем он снова - в форме, снова готов жить и умирать. 

  Отец Гоши —  В. Бубнов на соревнованиях спасателей МЧС

Революция в мире тренажеров    

В учебнике Бубнова я прочитал жуткий прогноз - в этом году в России утонет 3500 детей.

И про себя возмутился - прогнозировать смерть детей в детской "аудитории"... Педагогично ли? В последние пять лет  на воде погибло более 63 тысяч человек, свыше 14 тысяч из них - дети до 15 лет. Погибших не вернешь. Живых вернуть еще пока можно. Но как ? А что, если именно так, как делает Бубнов? Сказать ребенку - не хочешь сгинуть в речной или морской пучине, думай, пока не поздно, чем поможешь себе самому да и тому, кого у тебя на глазах, возможно, извлекут из воды и бросят, бездыханного, на прибрежный песок...

В ряде московских школ возникают клубы "Будущий спасатель". Да, конечно, из каждых ста ребят, которые занимаются там, профессиональным спасателем станет, может, всего один.Но, противник  ранней профориентации, Бубнов твердо верит: универсальный способ спасти человеческое в человеке - научить его спасать людей.

Подготовленные спасать других воспитанники клубов наверняка сумеют спасти и себя самих, уберечься от губительных соблазнов вроде наркотиков, суицида, преклонения перед романтикой уголовного мира...        

У Бубнова есть личный опыт спасения себя - был трудным подростком. И спасения других: две медали "За спасение утопающих". Так что поверьте его словам - и в воде, и на берегу, случись что, надежда в основном на ближнего.       

Стоило Бубнову взяться за сотворение своего Гоши (он автор идеи  и скульптор), как выяснилось: в этой работе пригодится все, что он пережил, что знал и умел. Позади - художественная школа в Подольске, где, уже круглый сирота, жил у родственницы. Учился у прекрасного педагога Евгения Ивановича Вислогузова. Уже в пятнадцать лет "выставлялся" в киноконцертном зале "Октябрь", что на новом Арбате. Его живописные работы соседствовали с графикой другого юного дарования - знаменитой Нади Рушевой, трагически рано ушедшей из жизни. Однако художником он не стал, за что ему по сей день стыдно перед учителем, в те годы угадавшем в нем будущего живописца. Наблюдая вблизи жизнь одного мастера, после своей "преждевременной" смерти - кумира любителей живописи, мировой знаменитости, а в ту пору - бомжа и пьяницы, раздаривавшего свои акварели за стакан водки, юный Бубнов забросил краски и кисти  во избежание подобной участи "свободного художника".   А навыки остались. И пригодились...    

Его Гоша - уже не тот муляж, тяжелый и громоздкий, прозванный медиками Федей, пугало - с разинутым ртом и устремленными в потолок "глазами бешеной селедки", из которого можно было вынимать, как из сумки, внутренние органы - сердце, печень, легкие. Все что угодно, кроме души (ее можно вынуть только из живого человека). Изначальная установка была как будто такова - муляж как наглядное пособие должен выглядеть истуканом.     

Бубнов идеологию тренажера-трупа не разделял. Его Гоша, задуманный для обучения через игру,  хотя и является персонажем демоническим, для которого и смерть - игра, даже своим внешним видом,  а это симпатяга подросток, 14-15 лет, доказывает это.  

Привлекательное лицо далось нам непросто, - говорит Бубнов. - Симметричное, оно было холодно,  как античная скульптура. Кто-то, по-моему, Евгений Богат, верно заметил: античной статуе на пользу то,  что у нее нет головы. Тело - живое, дышит, а бесстрастное выражение лица все бы портило... При изготовлении куклы многое было впервые. Все прежние тренажеры привязаны к начинке. Есть какой-то каркас-скелет.  И на него, как чулок, натягивается оболочка. Нам предстояло сделать так, чтобы оболочка, пустышка, сама себя держала. А внутри можно было разместить что угодно. Был найден пластизоль особого состава.  Его рецепт - изобретение технолога Давыдовой с московского завода "Альфапластик".  Нина Павловна - Наташа Ростова наших дней, годы не остудили ее романтическую натуру...     

Чтобы Гоша мог балансировать "между жизнью и смертью", требовалось участие в его рождении специалистов необычайно широкого диапазона, поистине - от земли до неба. Если "Альфапластик" в своей обычной жизни выпускает резиновые клизмы, то Институт медико-биологических проблем, "откомандировавший" для "побочной" работы ведущего конструктора Алексея Тимофеевича Логунова,  решает проблемы жизнеобеспечения космонавтов. 

Кто играет в куклу   

 

 Гошка в руках спасателей

Неудивительно, что первыми всерьез "играть в куклу" стали спасатели из ведомства Шойгу. На стендах МЧС она стала появляться на выставках, привлекая толпы жаждущих испытать ее в действии.       

К Бубнову, который заведует кафедрой медицины и психологии экстремальных ситуаций Московского института медико-социальной реабилитологии, стали обращаться и из других ведомств. В соответствии  со своим "единым комплексом" подготовки он создает свой центр, начинает учить учителей.

Проводя практические занятия, инструктируя спасателей, милиционеров, пожарных, выезжая на полигоны, где в полевых условиях проходят соревнования - отрабатываются оптимальные действия, подмечаются типовые ошибки.      Идет обкатка инструкций. Их Бубновы, Валерий Георгиевич и Наталья Валентиновна, напишут позже  (при участии ведущих специалистов различных отраслей) - для отрядов МЧС, сотрудников МВД, работников  РАО ЕЭС. Минтруд обратится с просьбой разработать межотраслевую инструкцию. Бубновы откликнутся.  Они станут по сути классиками того трудного и неблагодарного жанра, где авторство обычно стараются  не афишировать. И докажут, что, когда за дело берутся талантливые люди, законы любого жанра  не препятствуют исполнительскому мастерству.

На занятиях со спецназом, - рассказывает Бубнов, - рядом с могучими парнями обратила на себя внимание одна хрупкая девушка из РАО ЕЭС, инженер по технике безопасности. Экзамен был жесткий. Эта пигалица делает все на "отлично". А после экзамена подходит  ко мне и требует прямого ответа - почему у энергетиков нет такой инструкции, как у спасателей? Я, во-первых,  не могу понять: откуда она взялась на этих курсах?

А во-вторых, какое я имею отношение к энергетике?  Но дня через два звонит мне член правления РАО ЕЭС - предлагает встретиться и побеседовать. До этого был звонок от референта Вяхирева: "Сейчас с вами будет разговаривать Рем Иванович". А я в именах, признаться, плохо ориентируюсь. Кто такой Вяхирев - не в курсе.

Оказывается, ему рассказали про мой стенд  на выставке, и теперь он хочет, чтобы я показал ему все,  что там было. А на выставки мы возим только  10-15 процентов того, что у нас есть. Я говорю: да что вы? Мне надо целый грузовик брать, чтобы  к вам приехать. А это - очень большие деньги. У меня зарплата, простите, 500 рублей. Так что не проще ли вам самому сесть на трамвай и ко мне приехать? Он начинает смеяться. Ну и, конечно, не приехал... 

А с энергетиками мы столковались. У них охрана труда - больной вопрос. Просили меня приехать в Белый Раст,  на их подмосковную базу. Намечались соревнования, хотели, чтобы я проинструктировал. Приезжаю. Полигон - просто фантастика. Там строили какую-то сверхэнергетическую станцию, но закончилось финансирование - бросили, как все было... Висят гигантские металлические шары, стоят опоры, подпирающиенебо...  Голливуд отдыхает...  

Год спустя Бубнов приехал на новые соревнования энергетиков. И увидел то, что поразило его  не меньше, чем внешний вид полигона. Работали команды так, будто прошли подготовку у какого-то уникального учителя. Не его школа - это он увидел с первого взгляда. Но - лучше, сильнее, жестче.  С лучшей командой завел разговор. "Ребята, вы откуда?" - "С Урала". - "А кто вас учил?" - "Блинкова".  А Блинкова - та "пигалица", инженер по технике безопасности... 

 

Жизнь или кошелек

Итак, учит учителей... Его цель, которая впоследствии вызовет активное неприятие тех, кто совсем не так,  как он, Бубнов, понимает наше время, заключается в быстрейшей ликвидации своей незаменимости.  "Я говорю: ребята, вы у меня научились - идите к себе в регион. Делайте лучше, чем я. Сами обучайте".  

 

Затевая свое "дело", Бубнов и вправду полагал, что прекрасно понимает текущую эпоху. Сознает,  что актуальность вопроса о первой помощи в разные периоды нашей истории бывает разной. Понимает то,  что прежде власть, да и общественность, понимали лучше, чем сейчас: с появлением новых угроз надлежит своевременно задумываться об адекватных мерах противостояния им. Так, созванный при Александре Втором первый съезд врачей железных дорог обязал стрелочников, путевых обходчиков, станционных смотрителей, телеграфистов и начальников станций овладеть комплексом оказания первой помощи всем, кто может пострадать от нового скоростного транспорта.  

Сегодня, считает Бубнов, страна нуждается в современной системе первой помощи  не меньше, чем в войну. И добивается одного - приведения этой помощи в соответствие  с требованием момента. Но его "система" занимает тех, для кого риск - элемент производственной деятельности. На сегодня произведено около двухсот роботов. Мало.
В Москве Гоша есть лишь в трех школах.  Одной его подарил Шойгу, другой - Лужков, третьей - тоже кто-то из видных дарителей. Спрос на тренажер велик, но изделие дорого - стоит 2000 у.е. Работа по сути ручная. Нет штамповки, массовой сборки. Хотя давно готова вся оснастка, сделаны чертежи. За отсутствием куклы, малого тиража учебника и пособий "система Бубнова" не доходит до людей "с улицы" - потенциальных очевидцев. 

Кому думать об остро актуальном аспекте просвещения масс? Не Шойгу, не Иванову, не Чубайсу, не Грызлову. У каждого - свой "коридор" ответственности. А кому?    Расчет - на деловых людей.

На бизнесменов. На новых героев нового времени.  Один из них не замедлил явиться и в это "дело", проявив коммерческий интерес к проблеме как будто чисто гуманитарной. И вдруг полушутливый вопрос - жизнь или кошелек? - предстал реальным выбором одного  из двух.    Это был не первый случай, когда Бубнов и время не поняли друг друга. Когда время, придавшее столь очевидную актуальность его "системе", словно воспротивилось ее распространению. Так было в дефолт  1998-го. Накануне, отчаявшись найти спонсора внутри страны, он был обрадован неожиданным визитом к нему эмиссара из Великобритании. Уже была договоренность об оформлении лицензии на "клонирование" его Гоши на нейтральной территории, когда и произошло то, после чего зарубежные партнеры резко отшатнулись от нас. Гоша "гражданином мира" не стал, хотя и получил, считайте, мировое признание, - к своим пяти медалям ВВЦ добавив на знаменитом Женевском салоне изобретений и инноваций 2000 года золотую медаль. Этот салон  для изобретателей - как Каннский фестиваль для кинематографистов... 

Но однажды, к неописуемой радости Бубнова, нашелся наконец "абсолютно бескорыстный благодетель", решивший показать этому непрактичному доктору медицины подлинные возможности современного предпринимательства, для начала сказавший в глаза изобретателю все, что он думал о нем: "Ты, если честно,  не коммерсант, а лопух... Ладно, откроем с тобой новую фирму, начнем всё с чистого листа.  Я буду твоим коммерческим директором". Кончилось тем, что, полгода спустя, в один сентябрьский день, Бубнов узнал, что этот искушенный толкователь  законов малого бизнеса уволил его, Бубнова, из им же Бубновым, созданной фирмы.  И более того, задумал лишить его "родительских прав"  на Гошу...       Бубнов обратился в суд. Человек небедный, ответчик, (генеральный директор ЗАО "Медицина спасения -Гало" Мартынцев П.П. ред В.Г.), нанял сплоченный триумвират, специалистов по... защите авторских прав владельцев интеллектуальной собственности.  Казалось, куда уж до них представлявшей интересы Бубнова в суде юной Петровой, выпускнице  Академии МВД.    Но - не тут-то было. "Представьте, - Бубнов поражен, - противная сторона пыталась, в сущности, убедить суд в том, что виноват тот, у кого украли автомобиль, - надо было, дескать, как следует запирать". Но убедить не удалось - суд запретил "компаньону" использовать товарный знак и имя Гоши.  И взыскал с него в пользу истца 12 тысяч рублей. Ответчик подал апелляцию.   

А, собственно, с какой стати частному предпринимателю поощрять своим рублем бесприбыльный для него гуманизм Бубнова? Тот ведь и вправду прогадывает, так тиражируя себя, сбивая себе самому цену на рынке...  А финансировать производство дорогих Гош себе в убыток - против всех законов рынка. Чувствуете противоречие ситуации - не вписывается пока наш бессребреник в век коммерциализации, в крутые повороты времени. Как избежать аварии в подобных случаях? 
Хотя в России отношение к Бубнову и сейчас неоднозначное, и кто-то из числа ученых мужей критикует его за то, что он вроде бы против единого стандарта, принятого при оказании жертвам первой помощи.  С другой стороны, спасатели и спасенные считают творца Гоши чуть ли не основоположником нового направления в отнюдь не новом деле. После Женевы он ощутил и легкое дуновение славы, принесенной ветрами с Запада и Востока.

Да и Европа, наряду с остальным миром, где вроде бы особенно ценят "единый стандарт", неравнодушна к бубновской методике. Его приглашают на год в Бостон читать лекции, вести занятия со студентами.  Уже определена даже ставка. Но что смущает "лектора" - срок предстоящего пребывания. На год отрываться от работы в России... Зовут и в Китай. Сразу в три университета - в Пекин, Шанхай и Гонконг.  Настойчивое внимание проявляют Франция и Тунис. Бубнов доволен, что удалось запланированную командировку в Марсель сократить с двух месяцев до двух недель...       

Бубнов сознает противоречивость, а может, даже наивность своих действий, но ничего не может с собой поделать. "Я не коммерсант, не человек денег". Кажется, они непримиримы - бессребреник и век коммерциализации. Разные у них представления о дивидендах.         Узнаёт - двое восьмиклассников из 610-й школы, где проходят его "основы", не дали умереть упавшему  на улице человеку, которого взрослые, приняв за бомжа, недостойного сострадания, обходили стороной.  А человек был в состоянии диабетической комы...

И чувства, которые испытывает при этом, и есть его "выгода". Слышит, что постовой милиционер в Восточном округе, став очевидцем ДТП, остановил у тяжело пострадавшего артериальное кровотечение с помощью  так называемого "жгута доктора Бубнова" (попутно изобрел, работая над Гошей) - и это для него как очень высокий гонорар. А почти как Государственная премия - продолжение этой истории: постовой, дождавшись приезда "Скорой", сообщил врачу свой адрес -  просил вернуть жгут, "самый лучший для таких случаев".       Между тем в РАО ЕЭС, где так внимательно отнеслись к "бубновской системе", число случаев  со смертельным исходом на производстве сократилось за один год на 25 процентов. Около тридцати обреченных прежде остались живы. 

А. Плутник
Фото
 А. Житенева

 


 

 

  

Пострадавшие от терроризмА
   И от формализма

Проблемы ОБЖ через призму Норд-оста 

 - Валерий Георгиевич, вы известный специалист по оказанию первой медицинской помощи пострадавшим. После захвата террористами в московском Театральном центре на Дубровке чуть ли не тысячи заложников (во что даже сегодня не верится) прошло четыре месяца. Казалось бы, всё об этих событиях уже сказано, и сегодня они по-прежнему вызывают острую боль, наверное, только у родственников 129 погибших зрителей и артистов мюзикла "Норд-Ост". А все-таки, почему люди погибли - именно почему, а не от чего? От чего - это разного рода специалисты и выдававшие себя за таковых нам всем рассказали: спецназ применил газ; врачи "скорой помощи" об этом предупреждены не были; в их медицинских укладках соответствующих антидотов не оказалось, и пр., и пр.

 - Теракт на мюзикле "Норд-Эст" стал жесткой проверкой всех чрезвычайных служб. Ситуация сказалась непрогнозируемой: полсотни вооруженных до зубов смертников-террористов, заявивших, что мечтают умереть, и несoколько сотен заложников без единого шанса на жизнь. То, что было применено спецсредство - естественно, другого выхода не было.

А объяви спецназ о своих планах всем "скорым" тогда, террористы о них тоже наверняка узнали бы - хотя бы через средства массовой информации, не дававшие спецслужбам даже шагу ступить без их комментариев. Нельзя было исключать и наличия у боевиков осведомителей. Узнав о готовящейся против террористов акции, те, безусловно, еще более ожесточились бы, и тогда точно ни один заложник не вышел бы из Театрального центра живым. Ни один! Хотя, как известно, террористы и так уже собирались начать и даже начали расстреливать заложников.

Если на вопрос, почему погибли заложники, отвечать однозначно, я скажу так: из-за недостаточной подготовки и ошибок работников "скорой помощи". То, что огромное количество людей будет в коматозном состоянии, врачи "скорой", конечно, не предполагали. Однако дело не в этом. Каждый врач или фельдшер бригады скорой помощи обязан знать, что нужно делать с больным, если он в коме; они знают, что в своих действиях надо исходить из состояния больного или пострадавшего. Для установления того, жив человек или мертв, в той ситуации много времени не требовалось - достаточно было проверить пульс на сонной артерии. Не надо было определять ни реакцию зрачков, ни состояние кожных покровов... 

Но состоянием пострадавших, в соответствии с которым следовало поступать, похоже, никто не интересовался. Если человек оказывался жив, но без сознания, его первым делом требовалось перевернуть на живот. Кто не видел по телевизору, как некоторых освобожденных заложников выносили из зала, держа их за руки и за ноги, как усаживали в автобусе с откинутыми назад головами?

Потом это стали объяснять необходимостью как можно быстрее выносить пострадавших из здания, которое может быть взорвано, или тем, что им срочно нужен свежий воздух.

Так, значит, спасающие знали, что пострадавшие живы, но находятся в коме? (А если мертвы, какой смысл срочно выносить их на улицу, рискуя своей жизнью?) Тогда и действовать должны были грамотно - переносить пострадавших лицом вниз. У людей без сознания, находящихся в положении на спине или сидящих с откинутой назад головой, происходит западание языка, и его корень перекрывает дыхательные пути.

По обнародованным данным, в больницах умерло всего несколько человек, остальные при доставке в лечебные учреждения. Известно, что у человека в состоянии комы, не получившего первую помощь, смерть наступает через 5-10 минут, между тем транспортировка пострадавших длилась и 20, и 30 минут, и более. Важно и то, что она осуществлялась без должного сопровождения.

Как свидетельствуют видеорепортажи, в той ситуации правильно работали с пострадавшими в основном лишь спасатели МЧС России и спецназовцы различных силовых структур, которые выносили пострадавших из зала на плече лицом вниз.

- Все это звучит как-то странно: специалисты, "скорой", постоянно работающие с больными, забывают о прописных истинах, а спецназ, в чьи задачи не входит оказывать медицинскую помощь, действует, судя по вашим словам,безукоризненно. Абсурд какой-то. Или я чего-то не понял...

- Ничего странного, просто у профессиональных спасателей и спецназовцев навыки оказания первой медицинской помощи отработаны до автоматизма. В системе их подготовки на первом месте практика. Они по сотне раз отрабатывают одно действие, чтобы потом, в чрезвычайной ситуации, не думать, КАК его выполнять, а только решить, ЧТО надо делать. Поэтому их работа по спасению пострадавших заложников и отличалась не только быстротой, но и профессионализмом.
У спасателей МЧС, в частности, в отличие от специалистов "скорой помощи" есть такие формы проверки их выучки, как учения и соревнования. Поверьте, там сдать "экзамен" на профпригодность значительно труднее, чем в аудитории медицинского учебного заведения. Кроме того, на соревновании вырабатываются навыки действовать командой.

Мне много раз доводилось участвовать в подобных соревнованиях в составе судейской бригады. И я вам скажу, что там понятий типа "счастливый билет" не существует. Прошедший такую школу в реальной ситуации действует не раздумывая и без ошибок.

Система подготовки медицинских работников иная. Изучается очень много вопросов, причем часто в глобальном, теоретическом плане. К работе в чрезвычайных ситуациях медицинские специалисты тоже готовятся глобально: знакомятся с терминологией, различными видами катастроф, их последствиями и т.п. Я не говорю, что всего этого не нужно.

Дело в другом - в том, что бездна времени уходит на теорию в ущерб практике. В результате у выпускников медицинских вузов и училищ нет достаточных практических навыков действий в конкретных острых ситуациях. Они не готовы сразу работать в бригадах скорой помощи.

Многие из врачей, фельдшеров, будучи прекрасными специалистами определенного профиля, в практических вопросах оказания первой медицинской помощи не столь сильны, как спасатели, и это естественно. На своем рабочем месте большинство медиков выполняет свои обязанности в лучшем виде. Однако, находясь дома, они порой боятся звонка в дверь от соседей, обращающихся за первой помощью.

В поликлинике или больнице у врача все под рукой, коллеги рядом, для уточнения диагноза можно взять анализы, провести необходимые обследования больного. В "полевых условиях" обычный врач порой теряется, особенно когда количество пострадавших превышает число медперсонала. Спасатель же всегда работает в нестандартных ситуациях и готовится именно к этому. Вот почему там он чувствует себя уверенно и действует более профессионально, результативно, чем другие специалисты. Это относится и к спецназу.

Здесь можно сказать и о методиках, по которым готовятся спасатели и спецназовцы. Суть этих методик - только практика и ничего, кроме практики. Я сам провожу занятия на кафедре медицины и психологии экстремальных ситуаций. 

У нас готовятся спасатели по выполнению всего комплекса реанимации. Так вот, мой принцип - никаких конспектов, никаких блокнотов и ручек. Все действия отрабатываются исключительно практически, на роботах-тренажерах "Гоша", каждым обучающимся и по многу раз, до достижения полного, безошибочного автоматизма. На этом основаны наши методики, учебники и учебные пособия.

- Мне кажется, из нашего разговора я усвоил полезную для себя информацию о том, как вести себя с пострадавшим, находящимся в коме: если действительно ясно, что он жив, для того чтобы сохранить ему жизнь до появления спасателей или врачей, надо обязательно положить его на живот или на бок. Верно? Кстати, а как убедиться, что у него кома?

 - Первое, что делают, увидев пострадавшего, еще двигаясь к нему, стараются определить его состояние. На него могут указывать разные признаки. Если, к примеру, человек сбит на дороге автомобилем, лежит, но шевелится, кричит или разговаривает, ясно, что он жив и в сознании. Если с его стороны нет ни движений, ни звуков, то можно предположить следующее.

1) Человек мертв, имеет несовместимые с жизнью повреждения, и ничего его уже не воскресит.
2) Человек находится в состоянии клинической смерти: произошла внезапная остановка сердца, и если будут правильно выполнены необходимые действия - комплекс реанимации, то он оживет и, возможно, будет жить еще долго и счастливо.
3) У пострадавшего состояние обморока - кратковременная потеря сознания, что выяснится уже через 2-3 минуты. Таким образом (подчеркиваю - еще двигаясь к пострадавшему), можно сделать по поводу состояния человека три предположения:

Я помню первые разговоры об этом курсе, которые начинались еще в 1989 году в кабинете Владимира Дмитриевича Шадрикова, руководившего тогда высшей школой. Курс задумывался как сверхприкладной. В результате его изучения подростки должны были получить навыки избегать опасных ситуаций, а попадая в них, вести себя рациональным образом, преодолевать случившееся с минимальными потерями. Ребята должны были учиться жить безопасно - отдыхать, ходить в походы, посещать стадионы, дискотеки, совершать поездки на транспорте и т.п.

Эта идея и должна сохраняться в курсе ОБЖ. Изучать же разного рода катаклизмы если и следует, то весьма кратко, в очень небольшом объеме. Зачем школьнику забивать голову тем, что в чрезвычайной ситуации будут делать специальные службы, профессионалы? Чего ради подростку изучать систему МЧС России или РСЧС - Единую государственную систему предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций? Ему достаточно знать, что есть структуры, которые защищают людей от ЧС, и они, если потребуется, придут на помощь.

А какие режимы функционирования этих систем и прочие специальные знания пусть изучают студенты, которые целенаправленно готовятся работать в МЧС. Школьные уроки с таким содержанием считаю ненужными, неоправданной тратой учебного времени, которое можно использовать более рационально и полезно.

Гораздо важнее научить подростков правилам поведения в различных ЧС, сохранению жизни при несчастных случаях, оказанию первой медицинской помощи себе и другим при получении разного рода травм, повреждений. При той крайне активной, подвижной жизни, которой живут ребята, с ними постоянно случаются всякие происшествия. Это ушибы, переломы, поражения электрическим током, утопления, отравления, ожоги и обморожения... Всего, что им угрожает, часто из-за их же чрезмерной любознательности, легкомысленности, неосмотрительности, рискованных предприятий, не придумать и не перечислить.

Казалось бы, ОБЖ ближе других предметов к жизни, но на уроках он часто предстает настолько оторванным от реальности, что школьниками не воспринимается, считается неинтересным, бесполезным, утомительным. В результате хорошая, нужная идея дискредитируется. Не хотел бы обидеть всех учителей ОБЖ, но бываю в школах, общаюсь с педагогами и знаю, что очень многие устраивают на уроках всякие "диктовки", заставляют детей зубрить, долбить замысловатые, научные или наукообразные, порой трудно выговариваемые термины, в которых, как говорится, сам черт ногу сломит. Зачем это? Для чего?!

У каждого школьника есть пожилые, а у кого-то больные родственники. Может быть, тогда лучше рассказать ребятам, например, что есть больные гипертонией, а гипертонический криз порой наступает от очень громкой музыки; поэтому, чтобы поберечь близких, лучше не включать музыку на “всю катушку”. Или стоит научить, как обращаться с больным диабетом, который от поданного ему не вовремя лекарства или не сделанного укола может умереть. Прививать сегодняшним девчонкам и мальчишкам милосердие наряду с конкретными знаниями, полагаю, очень важно и необходимо.

А возьмем подготовку к службе в армии. Вероятно, ее смысл не в том, чтобы научить школьника ходить строем или разбирать и собирать автомат. Может, полезнее научить каким-то правилам жизни в коллективе? Не научили молодого человека ориентироваться на местности, он стал солдатом, пошел выполнять поставленную задачу,заблудился и попал в плен, в заложники.... Но я не говорю, что именно это все должно входить в программу курса ОБЖ. Вот я, как и все получавшие когда-то высшее образование, в свое время изучал сложные химические формулы, интегралы и дифференциалы, какие-то многочисленные теоремы и еще много чего, что, возможно, не лишнее, но мне и, очевидно, большинству не потребовалось. Так может это формальные знания?

Учебники ОБЖ пересыщены такими, прямо скажу, формальными, ненужными знаниями. Пишут их далеко не всегда те люди, которые имеют соответствующие знания, опыт, профессиональное и моральное право. Сейчас стало в порядке вещей компилировать все подряд, даже если ты не разбираешься в вопросах, о которых ведешь речь.

Вот,  например, мне попал в руки учебник 2002 года "Основы безопасности жизнедеятельности" для 11-го класса, издательства "Просвещение". В учебнике есть раздел "Основы медицинских знаний", авторы которого не имеют к медицине ни малейшего отношения. И если бы это был один такой учебник. Правильно ли это, не от формального ли их написания учителя вынуждены давать детям формальные знания?

- Но ведь учебники пишутся в соответствии с утвержденными учебными программами...

- Это я понимаю и прекрасно знаю. Выходит, что и программы пишутся и утверждаются формально. А в буквальном смысле заложники этого - школьники, наши дети и внуки.
- Ну вот, мы вновь вернулись в нашей беседе к заложникам.

- А все в ней взаимосвязано. Главной причиной гибели заложников в Театральном центре на Дубровке тоже можно считать формализм, причем формализм в обучении,
а также в исполнении специалистами "скорой помощи" и определенными должностными лицами своих служебных обязанностей. Конечно, с их стороны в случившемся не было злого умысла, но разве погибшим и их родным от этого легче? А разве в охране Театрального центра не было формализма?... 

Подводя итог разговору о курсе ОБЖ, скажу, что он нужен, даже необходим. Но надо избавляться от формализма в нем - в его программах, учебниках, учебных пособиях, методиках,практике преподавания. Нужно отказаться от теоретизирования, сделать курс исключительно практическим. Учебники должны выпускаться в виде самоучителей, которыми школьники могут пользоваться сами - читать, в соответствии с ними действовать и контролировать себя с помощью понятных и интересных тестов. Выставление оценок лучше исключить, ведь разве можно спасать на троечку или четверочку? Либо ты умеешь оказывать первую помощь, либо нет. Обучение надо сделать преимущественно тренажерным.

- Кто бы от тренажеров отказывался, да где они? Кроме вашего "Гоши" ничего и нет. Впрочем, и о нем во многих школах даже не слыхивали. Жив еще "Гоша" или, может, уже умер, не выдержал жестокой эксплуатации или конкуренции?

- Не только жив, но и ожидает появления сестренки, которую мы условно назвали "Глашей" и, возможно, в этом году запустим в производство. Я уже начал лепить фигуру, форму для изготовления гуттаперчевой оболочки. 

- Если есть "Гоша", зачем "Глаша", говоря языком молодежи, ради прикола? Чтобы у "пацана" подружка была?

- Конечно, главная цель далеко не столь упрощенная. Дело в другом. Во-первых, за время, прошедшее с момента создания "Гоши", появилось немало различных технических новинок, которые можно было бы реализовать в новом тренажере. Во-вторых, действительно, в острые ситуации попадают не только "пацаны", но и девчонки, а образ девчушки, полагаем, вызывает большее сострадание у тех, кто оказывает помощь и кто учится этому. Поэтому психологический аспект мы в самом деле брали в расчет.  Более интересно другое - то, что в этом тренажере мы планируем отказаться от используемого вместе с "Гошей" компьютера. Есть замысел, что "Глаша" сама должна говорить об успехах реанимации, сообщать, какие мероприятия обучаемый выполняет правильно, а какие нет. Иначе говоря, она возьмет на себя функции учителя, инструктора-наставника.

Наша "девушка" будет реагировать на боль, например, при некорректном обращении с травмой на руке или ноге, на неправильное наложение шины, жгута, повязки. Она будет иметь больший по сравнению с "Гошей" вес, близкий к весу среднего подростка - около 40 килограммов. Поэтому ее вполне можно будет использовать в полигонном обучении в качестве реального пострадавшего.

 - Перспективы радужные, но насколько они реальны? Вы по сути собираетесь "клонировать" человека, хватит ли сил? Кто этим будет заниматься? 

- Как говорится, не оскудела еще земля русская светлыми головами и умелыми, золотыми руками. Авторы тренажера остаются прежними, а к его внедрению "в металл" планируем привлечь и старых, и новых специалистов. Одно могу сказать о них очень интересные люди. Среди них те, кто занимался созданием современного оружия, космических средств связи, искусственного сердца, вопросами обеспечения выживания летчиков в стратосфере.

- Вы рассказываете о своей "Глаше" такую фантастику. Но, вероятно, и цена тренажера будет фантастической? А ведь сейчас еще и "Гоша" многим школам не по карману. Кстати, наверное, по этой причине там сейчас чаще можно встретить не русского "Гошу", а какого-нибудь иностранца "Гота". А нельзя ли сделать что-нибудь попроще, но доступнее?

 - Отчего же нельзя? Можно набить старый комбинезон песком или опилками, приставить к нему в качестве головы такую же набитую чем-либо покрышку от футбольного мяча и заниматься. Только польза от занятий будет соответствующая. Мы только что говорили о формализме в курсе ОБЖ. Вот с таких занятий он и начинается.

Я уже говорил, что в "Гоше" заложен большой ряд необходимых для обучения функций. "Гоша" умеет умирать, оживать, реагировать на действия людей, пытающихся его спасти, - сегодня такие возможности не даст вам ни один зарубежный тренажер. Есть близкие к "Гоше", но они не могут, например, "жить" после оказания первой медицинской помощи.

Они не имитируют состояние человека с тяжелыми переломами, повреждениями. "Гоша" - единственный тренажер, который позволяет обучить азам реанимации, оживить человека, а потом еще и поддерживать живым, оказывать ему помощь по другим повреждениям: кровотечениям, повреждениям костей таза. Он позволяет накладывать жгуты, перекладывать пострадавшего на вакуумный матрас и при этом контролировать пульс на сонной артерии.

 

Именно по этим причинам "Гошу" используют в своем обучении спасатели МЧС, спецслужбы. "Гоша" дает возможность иметь единый эталон в отработке и оценке навыков профессионалов, для проведения экзаменов среди школьников. Согласно этому эталону, если человек показывает твердые знания в реанимации, "Гоша" оживет через две минуты, если допускает ошибку - через четыре минуты, две ошибки - через шесть минут и т.д. Наш тренажер не дает относиться к экзамену формально: "Гоша" или оживает, или нет.

Достоинство "Гоши" в том, что с его помощью человек без медицинского образования быстро и грамотно учится навыкам реанимации. Он должен правильно запрокинуть пострадавшему голову, зажать ему нос и вдохнуть воздух в рот: если все манипуляции выполнены правильно, у пострадавшего ("Гоши") поднимается грудная клетка - это и есть объективная  оценка правильности сделанного вдоха. При нажатии на грудину она должна продавливаться на определенную глубину:если это сделано неправильно - у "Гоши" сужаются зрачки, так же, как и у реально умирающего человека; если все делается верно в течение двух минут, у "Гоши" появляется пульс на сонной артерии. Когда в результате действий обучаемого "Гоша" оживает, свои радостные эмоции по этому поводу не могут скрыть даже взрослые, солидные мужики - спасатели, спецназовцы. На сегодняшнее время такого встроенного в куклу экзаменатора в зарубежных тренажерах нет. Иностранные куклы не умеют экзаменовать обучаемых. Меньше названного выше набора функций в тренажере для человека, желающего овладеть комплексом реанимации, быть не должно. 

У одного из зарубежных тренажеров после искусственной вентиляции легких на экране монитора появляются кривые диаграммы, показывающей, сколько миллилитров воздуха поступило в легкие человека. Разве это происходит с реальным пострадавшим? Вы будете запоминать эти кривые или миллилитры? Или другой пример: надавливаешь на грудину такой кукле, и у нее отклоняется стрелочка установленного в груди динамометра - прямо терминатор какой-то. Не исключено, что после такого тренажера в напряженной обстановке обучавшийся на нем станет искать динамометр в груди настоящего человека.

Наш "Гоша" и внешне приятнее - это не какой-то обрубок трупа, на который похожи некоторые тренажеры, а симпатичный подросток приличного вида. Выполнен он из прекрасного современного материала, из которого делают кукол. У него теплая, буквально человеческая кожа. На нем и обучаются так, будто с куклой играют. Занятия проходят легко и весело. Так играючи обучаемые и овладевают полезными знаниями. Они не боятся "Гоши", он не вызывает ассоциаций с трупом и  определенного психологического отторжения, что характерно другим тренажерам. Научившись обращаться с ним, школьники обычно без всякой боязни идут на помощь реальным пострадавшим. Недавно обучавшиеся у меня девчонки спасли жизнь в метро пожилой женщине.

Теперь, что касается цены наших тренажеров. Сегодня комплект, включающий "Гошу", его компьютерное и другое обеспечение, стоит немногим более двух тысяч долларов, что дешевле зарубежных образцов с меньшим количеством функций. Тренажер "Глаша", полагаем, будет стоить не дороже. Цена некоторых зарубежных тренажеров такого рода - от 20 до 60 тысяч долларов.

- Валерий Георгиевич, извините, вы по принципу "сам себя не похвалишь, кто похвалит"?...

- Почему сам? У "Гоши" золотая медаль XXVIII Женевского международного салона изобретений 2000 года в номинации "медицина" . Его успех подтвержден на международной выставке в Брюсселе. Вспоминаю, как на этой выставке к нашему стенду подошел крупный чиновник из НАТО, который представился как Родриго Каравелли. Ознакомившись с "Гошей", он выразил желание испытать его на своих учениях. На авиасалоне осенью 2002 года высокую оценку дал "Гоше" помощник военного атташе посольства США Эрик Беккер. Недавно "Гошу" закупил Красный Крест для американского университета в Бостоне.

Или такой пример. При нашей сегодняшней любви ко всему иностранному, РАО "ЕЭС России" -организация, способная приобрести тренажеры любых импортных фирм, - закупила нашего "Гошу" в количестве 200 экземпляров. Здесь же добавлю, что РАО "ЕЭС России", используя наш тренажер, наши методики обучения, учебные пособия и карманные пособия для персонала, за три года добилось снижения смертельных исходов при несчастных случаях на производстве на 50 процентов. В общем, хвалиться не будем, но и замалчивать то, что удается, было бы несправедливо.

Как-то услышал одну мысль, и я ее считаю верной: в настоящее время терроризм будет все сильнее бить по детям. Отсюда вывод - надо лучше готовить школьников и педагогов к возможным чрезвычайным ситуациям. А в этой работе, подчеркну еще раз, не должно быть формализма. Он убивает все живое: и желание изучать что-то полезное, и  спасать и сохранять человеческие жизни, что косвенно подтвердилось в ходе событий на "Норд-Осте".

                                                                                                          Беседу вел В.Шолох



НАГРАДЫ

1

 

Золотая медаль и диплом
ХХVIII Международного салона
инноваций и изобретений
в Женеве 

(Швейцария) 

в номинации
"МЕДИЦИНА"

 


2

 

Золотая медаль и диплом
ХХХVI Международного салона
инноваций и изобретений
в Женеве
(Швейцария) 
в номинации
"СПОРТ и ЗДОРОВЬЕ"

 

 


3

 

Почётный знак и диплом
крупнейшего
исламского университета

 


8 апреля 2008 года автор лайфрестлинга был награжден почётным знаком  и дипломом
крупнейшего исламского университета за важный вклад в развитие исламской цивилизации.

 

 


4

Благодарность Отдела по церковной благотворительности
и социальному служению Русской Православной Церкви 

 


5

Золотая медаль международного конкурса
«НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ»

 

 

 

 

 


5

Золотые медали «ЛауреаТ ВВЦ»

 


 

 


6

Почетный нагрудный знак МЧС России

 

 



 7

Памятная медаль
«20 лет служебно-прикладному виду спорта
«Многоборье спасателей МЧС России»

  

 



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© «ШКОЛА В. Г. БУБНОВА», 2017 ТЕЛЕФОНЫ: АДРЕС: E-MAIL: КУРСЫ ПЕРВОЙ ПОМОЩИ
+7 (963) 653-97-82
+7 (495) 968-14-39
г. Москва, Щелковское шоссе, д. 100,
корп. 6
info@spas01.ru
vbubnov@spas01.ru